voenega: (недоверие)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] vas_pop в Точка зрения Владимира Меньшова


ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК

Владимир Валентинович Меньшов родился в 1939 году в Баку. Окончил Школу-студию МХАТ в 1965-м. Затем учился во ВГИКе (мастерская Михаила Ромма). Снял фильмы: «Розыгрыш» (1977), «Москва слезам не верит» (1980), «Любовь и голуби» (1984), «Ширли-мырли» (1995), «Зависть богов» (2000). Сыграл множество киноролей, в том числе в фильмах: «Человек на своём месте», «Собственное мнение», «Курьер», «Город Зеро», «Спартак и Калашников», «Ночной дозор», «Ликвидация»…

Заслуженный деятель искусств РСФСР, народный артист России, лауреат Государственной премии РСФСР (за фильм «Розыгрыш») и Государственной премии СССР («Москва слезам не верит»). Лауреат премии «Оскар» Американской киноакадемии. Кавалер орденов: «За заслуги перед Отечеством» IV степени, «За заслуги перед Отечеством» III степени.

Какие факторы современной общественной жизни способны вывести вас из равновесия?

– Наиболее раздражающие моменты связаны с тем, как преподносится история нашей страны ХХ века. К этому можно было бы уже привыкнуть, но у меня не получается. Я не могу принять официально восторжествовавший взгляд на историю СССР, который настойчиво пытаются внедрить в умы молодого поколения. Общение с теми, кто сформирован современными учебниками и телевидением, зачастую просто ошарашивает. Новое поколение опирается в своих суждениях на антисоветский официоз, незнакомо с альтернативным взглядом на прошлое, а следовательно, неспособно выработать собственную позицию.

Если в кино или по телевизору показывают что-либо об СССР, почти со стопроцентной вероятностью это фальсификация истории. Нас убеждают, что жизнь в Советском Союзе была беспросветна, стараются, чтоб эта мысль проникла в каждую клетку общественного сознания.

На Западе уже давно сложился стереотип мышления по отношению к России, он сформирован умело, сознательно. Их высоколобые интеллектуалы ещё могут оперировать противоположными концепциями, но западный обыватель находится в абсолютной власти антисоветского мифа.

Вот, к примеру, я посмотрел фильм BBC «Кто убил Сталина?». Уровень экспертов-советологов, безапелляционность оценок, примитивность формулировок поначалу производили комический эффект. Но по ходу действия, когда русские актёры, изображающие «ближний круг» – высокопоставленных советских политиков, – начали безудержно пьянствовать, падать мордами в салат, превращаться в скотов, а нетрезвый Сталин взирал с саркастической улыбкой на эту оргию, фильм стал просто оскорблением нашей страны… Но ведь почти то же самое, в несколько адаптированном виде, я вижу и в российских фильмах!

Совсем недавно с некоторой гордостью нам представили французский фильм «Концерт». С нашей стороны участвовали хорошие актёры, и перед премьерой они рассказали, что получилась тёплая такая комедийная лента… Да вы что, ребята, вы посмотрите на это глазами обычного француза, который пришёл в кинотеатр! С какими выводами он выйдет оттуда?.. Оказывается, в брежневские времена, в начале 80-х, дирижёр Большого театра пострадал за то, что отказался уволить из оркестра всех евреев. Его самого выгнали с работы, а евреи погибли в сибирских лагерях. Только маленькую девочку благородные французы вывезли на Запад в футляре от контрабаса… И мои коллеги соглашаются играть в картине и не испытывают никакого чувства стыда!

Даже если бы весь этот бред был правдой, неужели стоило бы участвовать? Может, пора поучиться у европейцев, которых нам всегда предлагают как образец достоинства и чести? Немца, например, вы на разговор о войне не вытащите, там почти у каждого в шкафу припрятан скелет дедушки, воевавшего на Восточном фронте. А попробуйте затронуть позорное поведение французов во время Второй мировой. Насколько я знаю, там были режиссёры, которые пытались сделать кино о коллаборационизме, за что подвергались жесточайшему остракизму. Во Франции принято говорить лишь о Сопротивлении, которое даже де Голль признавал всего лишь удачным пропагандистским мифом. Немцы, во всяком случае, поразились, увидев на подписании капитуляции французов в качестве победителей… Попробуйте побеседовать с англичанами о том, как они подло тянули с открытием второго фронта, ждали, пока мы с немцами измотаем друг друга. Попытайтесь поговорить с румынами и венграми, которые воевали на стороне фашистов, с чехами, которые делали на своих заводах два из трёх танков немецкой армии… Все они умело замалчивают постыдные страницы своей истории и никому не позволят поднимать эти темы.

Самобичевание всегда было присуще российскому менталитету, и особенно оно расцвело с началом перестройки. Любая попытка развенчать героические страницы нашей истории стала рассматриваться как вклад в борьбу с ненавистным коммунистическим режимом. Это проникло в поры нашей общественной жизни, стало повседневностью. Потом будет очень трудно выкорчёвывать тотальный антисоветизм, который за двадцать пять лет обрёл мощную корневую систему, но делать это, безусловно, придётся. Мы не сможем существовать в ситуации кромешной исторической несправедливости.

В этом отношении очень показательной стала программа «Суд времени». Наконец в публичном пространстве удалось услышать позицию, противоположную антисоветской. Концепции, что после 17-го года в русской истории ничего хорошего не происходило, были противопоставлены мощные, взвешенные контраргументы. И конечно, просто поражало зрительское голосование.

Несмотря на поток антисоветчины в СМИ, всё равно соотношение – девяносто к десяти. С чем вы это связываете?

– Я не могу это объяснить. Знаю, что результаты произвели оглушающее впечатление на либеральную интеллигенцию… Казалось бы, итоговые цифры должны подтасовать, предложить что-нибудь нейтральное – 48 на 52 (как это происходило в студии, где шли дебаты). Но когда включался подсчёт голосов по стране, результат категорически не совпадал со студийным. То ли вовремя не сообразили, то ли организаторы проекта проявили принципиальность.

Итог оказался удивительным ещё и потому, что он не соответствует результатам любых выборов в нашей стране. Я не верю, что на выборах происходит массовая подтасовка, – значит, есть причины, по которым телеголосование выявляет явную поддержку социалистической идеи, а на реальных выборах этого не происходит.

Вообще, мне кажется, сейчас очень важно провести глубокие социологические исследования, потратить на это большие деньги и определить, в каком состоянии находится наше общество. Необходимо понять, чего хочет народ, каковы его предпочтения и недовольства. Ведь со времён Горбачёва мы очень многому научились и на многое переменили свои взгляды.

Ваши фильмы называют «народными», а вас – «народным режиссёром». Возможно, вы знаете о народе нечто такое, чего не знают остальные?..

– Для меня это очень важная тема. Помню, по молодости на меня произвела впечатление мысль, и я даже её выписал: «Толпа – это не народ, Пушкин – народ». Ну да, звучит эффектно. А сейчас думаю: почему же всё-таки толпе, массам отказывать в проявлении народного менталитета? И Пушкин потому и гений, что сумел наиболее ярко и мощно выразить дух народа. Хотя и несправедливо написал о русском бунте как бессмысленном и беспощадном. Беспощадном – конечно, но – бессмысленном… Мне в гораздо большей степени импонирует позиция Блока, который в мятежах, бунтах, революциях видел сведение исторических счётов, внезапное распрямление пружины, сжимавшейся в течение многих десятилетий, а то и веков.

Рассуждая о народе, неизбежно вступаешь в область размытых понятий, законов, которые невозможно сформулировать. И тем не менее подспудно понимаешь, что каким-то образом всё происходящее вокруг отфильтровывается народными массами и выкристаллизовываются убеждения, мифологические представления. Постепенно складываются взгляды, принимают устойчивую форму – относительно какого-то правителя, целого исторического периода или конкретного события. На поверхности общественного процесса могут бурлить споры, кипеть страсти, но параллельно где-то в глубине формируется кристалл – незыблемая точка зрения, на которую уже не повлиять.

Этот процесс касается всего – искусства в том числе. Сколько я наблюдал за свою жизнь однодневок, которые, едва появившись, получали статус нетленки. Иногда классика назначали сверху, но чаще снизу возникал шепоток: это надо видеть, надо слышать, надо читать! Проходило время, и гении становились просто способными ребятами, возникали новые авторитеты… Методично, незаметно Время и Народ делали своё дело.

Результат кристаллизации всегда кажется вам справедливым?

– Это уже вне моральных и субъективных оценок, это похоже на законы природы… В своё время я прочёл в воспоминаниях жены Роберта Рождественского, как всю жизнь бодались между собой Евтушенко и Вознесенский, не шутейно, а совершенно всерьёз, доказывая собственное право считаться лучшим русским поэтом второй половины ХХ века. И просто обожгло её резюме по этому поводу: «А оказалось – Высоцкий…»

Совершенно как у Маяковского в «Разговоре с фининспектором о поэзии»: «…Эти сегодня стихи и оды, в аплодисментах ревомые ревмя, войдут в историю как накладные расходы на сделанное нами – двумя или тремя…»

В отношении ваших картин кристаллизация произошла. Согласны?

– «Любовь и голуби», бесспорно, стала народной картиной, она принята всеми социальными группами, объединяет даже коммунистов с либералами. Интереснее история с «Москвой слезам не верит», которая, казалось бы, должна принадлежать своему времени. В неё включены реалии ушедшей эпохи, уже не вполне понятные нынешним молодым людям, однако странным образом этот фильм превращается в матрицу не только советской, но и просто русской народной жизни.

А ведь картина родилась, что называется, из дуновения ветерка, не была результатом какой-то серьёзной подготовки. В это время меня больше интересовало кино социальное, политическое. Ещё во ВГИКе я написал сценарий художественного фильма «Требуется доказать» с подзаголовком: «По мотивам книги Ленина «Детская болезнь левизны в коммунизме». Когда его прочёл мой учитель Михаил Ильич Ромм, он пригласил меня к себе домой, закрыл дверь кабинета и сказал: «Володя, если ты хотел доказать, что ты человек способный и даже талантливый, то тебе это удалось. Но во избежание серьёзных неприятностей сценарий больше никому не показывай». Очень это меня расстроило, потому что никаких антисоветских намерений у меня не было. Сценарий вышел полемичным, но ведь и «Детская болезнь левизны» чрезвычайно полемична. Она была написана в связи с Брестским миром, в ней собраны аргументы «за» и «против», которые тогда обсуждались в партийной среде. По существу, ведь и вся партия, и ЦК не принимали идею Брестского мира, но Ленин стоял скалой… Меня интересовала эта коллизия, но тогда реализовать подобный материал оказалось невозможно. Максимум полемичности, который позволялся, – это пьесы Шатрова. Казавшиеся тогда необычайно смелыми, сегодня они выглядят наивно, но в конце 60-х его «Большевики» в «Современнике» стали для меня сильнейшим театральным впечатлением – выдающаяся режиссура Ефремова, прекрасные актёрские работы…

Сценарий «Москва слезам не верит» по сравнению с этим глобальным замыслом казался мелковатым, малоинтересным, беззубым. Но он заставил меня вспоминать биографии знакомых, родственников, рабочие эпизоды своей жизни (после школы между поступлением в институты я работал на заводе, в шахте). Кстати пришлись записные книжки, которые я начал вести в то время, туда я заносил какие-то словечки, выражения, удачные остроты. К счастью, для меня рабочий класс не был той враждебной жлобской общностью, которую пытаются изобразить некоторые интеллигенствующие режиссёры. По версии современного кинематографа, рабочий класс – это что-то глубоко маргинальное, дико пьющее, не отягощённое интеллектом. Так представляют тех, кто стоит у станка, варит сталь, собирает хлеб… А я этих людей полюбил, стал их понимать, ценить их юмор… Сейчас царствуют кавээновские шутки, и мы уже подзабыли настоящий русский юмор, а ведь это удивительное явление. Его важной отличительной чертой является самоирония. Русский юмор в большей степени направлен на себя, а не на окружающих…

Когда я делал этот фильм, никаких наполеоновских планов не вынашивал и главное, о чём беспокоился, – не опозориться бы. Ведь «Москва слезам не верит» была моей первой «взрослой» картиной после «Розыгрыша».

Зрительский успех оказался ошеломительным и совершенно неожиданным для меня.

Стоять в очереди бóльшей, чем на «Москву слезам не верит», не приходилось.

– Даже гайдаевские фильмы были перекрыты в полтора-два раза. И прежде всего за счёт многократных просмотров. Некоторые зрители писали мне, что смотрели фильм по 10–20 раз…

Сейчас понятно, что уже сработали и фактор времени, и фактор кристаллизации. Я вижу, что картину народ отобрал. При том что её никто не продвигал, не было лоббистов-интеллектуалов, напротив, критики убеждали зрителей: те, кому нравится картина, – неразвитые люди, у которых нет вкуса…

Пусть это звучит не очень скромно, но именно этими фильмами – «Любовь и голуби», «Москва слезам не верит» – я останусь в памяти «и долго буду тем любезен я народу»… Но ясно и другое: «Ширли-мырли», и особенно «Зависть богов», сделанные гораздо более профессиональной рукой, не вошли в этот фонд народного кино, не выкристаллизовались. Как ни обидно, приходится это констатировать.

По поводу «Ширли-мырли» можно поспорить…

– Да, я надеюсь, что, может быть, эта картина сделана с определённым опережением и время будет на неё работать. Там есть живой юмор, передана атмосфера безвременья, сумасшедших фарсовых 90-х, но всё-таки этот фильм не вошёл в народное сознание как нечто неотъемлемое, необходимое. А «Москва слезам не верит» вошла. Её персонажи стали почти родственниками, на них ссылаются, их цитируют, они присутствуют в жизни людей и даже служат примером. Вера Алентова обижалась, что у неё не самая выигрышная роль, что в первой серии её героиню заслоняет репризами героиня Ирины Муравьёвой, а во второй – появляется Гоша и перетягивает одеяло на себя. И я, кажется, нашёл верную формулу: у тебя роль-судьба, с тебя будут жизнь делать…


Тогда мне была непонятна истовая ненависть к «Москве слезам не верит» со стороны элитной интеллигенции. Люди просто не могли подобрать слов, чтобы выразить степень своего презрения к картине и быдлу, которое её смотрит. Для меня природа этой ненависти открылась значительно позже. Она была абсолютно социальной. Сидя на кухнях, интеллигенция договорилась между собой, что здесь, «в этой стране», жить нельзя. Я тоже активно участвовал в подобных разговорах, но я-то думал, как переделать жизнь к лучшему!

Читаешь сейчас мемуары апологетов перестройки, тех, кого можно считать нынешними победителями, и удивляешься: они просто тряслись от ненависти к стране. Они уверяют, что не принимали систему, но сквозь строки явственно проглядывает: они не принимали Россию, не принимали нацию, которая смирилась с безобразным социальным строем и с монстром Сталиным. Конечно, они не могли согласиться с картиной, которая доказывала: здесь можно жить, можно сделать карьеру, можно просто быть счастливым.


Если препарировать произведение искусства, относящееся к категории народного, заглянуть внутрь, из чего состоит механизм, как работает?

– Это таинственный процесс, который можно объяснять только задним числом.

Но общие критерии, родовые признаки «народности» должны быть. Можно предложить, например, такую версию – народное искусство утешает и вдохновляет…

– Однако в «Тихом Доне» эти составляющие практически не присутствуют. И даже в «Войне и мире». Сейчас кажется странным, но поначалу в этом романе увидели не столько его народность, сколько исторические несоответствия. Кажется, даже Денис Давыдов успел отметить недочёты: какой-то полк на самом деле не там дислоцировался. Но потом на «Войну и мир» стало работать время…

О Великой Отечественной войне не так много произведений, которые можно было бы назвать истинно народными. Мало кому удалось проникнуть в самую сердцевину явления, показать, что собой представляет народ-победитель. Твардовскому удалось. Конечно, «Василий Тёркин» – это вершина… Но вы знаете, я сейчас читаю в концертах Симонова, он вроде не самым крупным поэтом считается, но его военная лирика так пронзительна! И не только хрестоматийное «Жди меня». Война прошла через его судьбу, сплелась с любовью, отношениями с Валентиной Серовой…

Эти попадания есть у многих, может быть, в жизни каждого поэта случаются уникальные совпадения с пульсом жизни. У Гудзенко, например, два стихотворения просто великих: «Нас не надо жалеть…» и «Когда на смерть идут, – поют…». Два-три шедевра есть у каждого поэта, принадлежащего к военному поколению… А вот с военной прозой сложнее…

Зато народных фильмов о Великой Отечественной множество.

– Видимо, этот гений народного искусства всё время находится в движении – сегодня он в литературе, завтра в музыке, потом в кинематографе. В первую очередь нужно вспомнить «Балладу о солдате» и «Летят журавли». Правда, картина Калатозова, на мой вкус, несколько манерна, хотя и стала прорывом с точки зрения изобразительной культуры. Были ещё фильмы второго эшелона, например, «Живые и мёртвые», замечательная картина Ордынского «У твоего порога»… Режиссёры, которые вернулись с фронта, помнили запах пота, крови и пороха, не могли соврать, у них получалось очень настоящее и сильное кино.

Великая Отечественная война стала невероятным подвигом советского народа. Кажется, что к этому подвигу нас вела вся тысячелетняя история России, к этому высочайшему моменту нашей жизни – Победе… Которой мы не захотели, не смогли воспользоваться. Уже через какие-то сорок лет мы получили развалившееся государство. Это итог Победы?.. Сталин не воспитал себе смену. Он был гений, никаких сомнений в этом нет, и тех, кто выполнял его приказы, мы тоже считали очень талантливыми людьми, но когда они оказались предоставлены сами себе…

В итоге советская система к середине 80-х уже была не готова отвечать на вызовы времени. Назрела смена парадигмы общественного развития, но перестройку, к нашему несчастью, возглавили фигуры некрупные, они всё свели к возвращению России в лоно так называемой европейской цивилизации. Свой собственный путь искать не стали…

Самое подлое в этой истории – несправедливость происшедшего. Разрушали страну те, кто делал карьеру на диссертациях о неизбежности построения коммунизма. С какого-то перепугу случайные люди оказались богачами. Теперь они вершат наши судьбы, да ещё и рассказывают, что раньше всё было устроено не так. Хотя сделали себе миллиардные капиталы на том, что построено, создано в советское время!..

Но я понимаю: обратного хода нет. Пусть много недовольных людей, но в СССР они уже не хотят. За право поехать на отдых в Турцию или Египет человек многим готов пожертвовать.

Мысль о невозможности возвращения прочно внедрена в сознание, это – сложившееся общественное мнение.

– Мне кажется, такую мысль не внедрить, это уже выкристаллизовалось. У Кара-Мурзы, нашего выдающегося современника, одного из самых мощных мыслителей, объяснивших суть и смысл Советской Цивилизации, подмечено, что времена СССР очень много обязанностей накладывали на человека… Произошло развращение – какого чёрта вставать и идти на работу, если хочется быть хозяином своей судьбы, никуда не идти, а остаться дома и полежать. Новая власть продекларировала: живите как заблагорассудится, хотите на помойке питаться – питайтесь, хотите пробиваться – работайте. Но в массе своей люди вообще разучились работать. За нас работают гастарбайтеры.

Когда деятель искусства декларирует свою политическую позицию, аудитории трудно её игнорировать. Кто-то из зрителей наверняка изменил своё отношение к вам… Как вы относитесь к этому обстоятельству?

– По отношению ко мне либеральная публика действительно относится крайне настороженно, потому что я не скрываю своих пристрастий и даже в конце 90-х говорил открыто, что голосую за коммунистов. В то время для либералов это было равносильно признанию в педофилии.

Вообще если говорить про наш клуб творческой интеллигенции, то его 90 процентов – на стороне либералов. С ними бесполезно спорить. Я многим предлагал почитать неотразимо логичного Сергея Кара-Мурзу, разящего юмором Владимира Бушина, полагая, что интеллигентный человек должен вникнуть в аргументацию оппонента. Я ведь в своё время изучал позицию и Яковлева, и Афанасьева, и Сахарова… Но либералы свой выбор сделали, их не сдвинуть с места. И они ещё называют ретроградами коммунистов!..

Поэтому что касается общения с коллегами: нужно либо находиться с ними в вечном конфликте, либо принимать такими, какие они есть, и категорически уходить от обсуждения политических тем.

Как вы оцениваете то, каким предстаёт в современном кино русский мир? Откуда эта тяга к описанию дна, любованию чёрной стороной жизни?

– Слишком долгое время в разных формах декларировался тезис «стыдно быть русским» – истоки этой эстетики здесь. Вполне благополучные московские мальчики увлеклись описанием жизни бомжей, изучением психических аномалий – вплоть до некрофилии. Кроме того, появился адресат. На западных кинофестивалях особой популярностью пользуется любой позор России.

Вообще, как только возникают спектакль, книга, кино, оскорбляющие наш народ, сразу находятся люди, которые требуют поддержки этого произведения, настаивают на награждении и премировании…

С годами мне стало совершенно ясно: вступая на путь антисоветизма, ты непременно придёшь к откровенной русофобии. Человек, последовательно занимающий антисоветские позиции, неизбежно понимает, что эти взгляды народом не разделяются, и тогда он вынужден констатировать – народ не тот. С этим народом вообще ничего невозможно создать, это ошибка природы. Далее – чистый расизм: выкорчевать нужно этот народ, и только тогда человечество сможет двигаться семимильными шагами к счастью.

Сейчас снимается множество антисоветских фильмов, в разных жанрах: эпосы, драмы, комедии, мюзиклы. Скажите как человек, знающий продюсерскую кухню: возможно сегодня снять просоветский фильм? С той же агитационной мощью, пропагандистской силой, что снимают антисоветское кино. Если бы нашёлся какой-то сумасшедший человек с мешком денег?..

– Теоретически – да. Общественный запрос на такое искусство существует. Если найдутся деньги, то проблем как будто возникнуть не должно, запускайся и снимай. И в принципе есть странные миллионеры, жизнь не так однолинейна… Но… Это будет происходить в атмосфере серьёзного морального давления со стороны не только политической элиты, но даже вашей собственной съёмочной группы. Например, у меня был документальный фильм о московских кладбищах в рамках проекта «Сто фильмов о Москве». Я снимал на Новодевичьем, у Кремлёвской стены. Нам разрешили съёмки в Мавзолее. А оператор отказался туда идти. Принципиально: не хочу оказаться рядом с этим чудовищем…

Если бы вы могли сделать заявку некоему обобщённому образу сценариста, сочетающему талант Габриловича, Гребнева, Володина, какой бы попросили сценарий?

– Кого мне сейчас безумно не хватает для создания фильма, адекватного нашей сегодняшней жизни, так это замечательного и абсолютно незаслуженно забытого сценариста – Евгения Григорьева. Широкому зрителю он известен в основном по «Романсу о влюблённых». Мы с ним много задумывали в начале 90-х годов, но ничего, к сожалению, так и не осуществилось…

Пока медленно и мучительно придумываю историю в одиночку.


Вопросы задавал Олег ПУХНАВЦЕВ

kinopressa.ru

Мысля

Apr. 16th, 2014 10:48 pm
voenega: (ныкающаяся кош)
не совсем о литературе, скорее о творческих произведениях в целом.

мне не нравится современная тенденция к опусканию планки типа "нет идеальных людей", "у всех свои слабости".... герои они на то и герои, что к ним надо тянуться. а у нас опускают героев до своего уровня и объявляют это правильным.

вот такой "совковый" пережиток, ога.
voenega: (Default)
читая, как прекрасно то, что Мартин и иже с ними прекрасно "реалистичны" и вообще бла-бла-бла, я вспоминаю вот этот пост.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] vyritsa_lend в Лужа (размышлизмы о правде жизни в литературе)
Лужа

Навеяно постом [livejournal.com profile] eyangeв сообществе авторам.сом "Эстетика и романтизм".

Размышлизмы о правде жизни )
voenega: (аднака)
время от времени я в комментах упоминаю о том, что один неплохой автор потерял для меня интересность после того, как я начала находить в ее книгах целые абзацы ее мнений из блога. естественно, мнений не положительных, а из разряда и "презрительной любви ко всему миру", "почитания себя исключительным мерилом"., "я вам покажу, как надо романы писать" и разные пунктики автора. ну то есть я понимаю, что у других писателей они стопудово тоже присутствуют, эти пунктики, но мне очень не нравится, когда я об этом читаю. ну такая закавыка. потом я с этим автором рассталась при скандальных обстоятельствах, но читать  ее перестала раньше.
к чему я - примеры сих вставок мне обычно было добыть неоткуда, потому что перечитывать дилогию, которую я просто бросила в один прекрасный момент, у меня не было желания. а другим пуутем, как я думала, мне цитат не добыть.
и тут вмешался случай.

Как я уже писала, перечитала на НГ НЧЧК.
и вот ведь засада - по первом прочтении она мне понравилась. при втором в общем-то тоже, но я была крайне неприятно удивлена количеством там вставок с "лучами презрения" ко всему подряд, особенно к собратьям по перу, молодым девушкам, людям вообще и попаданцам в частности.
не знаю. почему при первом прочтении я их столько не замечала, заметила в совсем другой книге.
когда читаешь, поначалу (особенно если с автором не знаком и ЖЖ ее не читал) все эти авторские "иронии" кажутся забавными:


==Крашеные во все оттенки рыжего девицы хлестали кактусовый самогон «Мышкины слезки», параллельно измываясь над официантами.
– Эй, уважаемый! Принеси-ка мне орешки посолонее! Нет! Эти кислые! Ты – совсем дурак, да? – верещала самая голосистая, потрясая при этом внушительным бюстом.
– А мне тащи «Невидимое пламя»! – пыталась перекричать её менее грудеобильная товарка.
Сьючки продолжали веселиться. «Невидимое пламя» прибавило немалое количество децибел их заливистому визгу.
– Чуть позже они полезут танцевать на столе, – объяснил Эрин.
– Зачем?
– Ты что?! – смешно округлил глаза эльф. – Это практически ритуал. Можно сказать – священная традиция. В свободное от колдования время, не реже раза в неделю, правоверной сьючке полагается пить «кактусовку» и плясать на столе, иначе подруги засмеют.
– Почему кактусовку? – изумилась Нолвэндэ.
– Традиция. Считается, что именно таким образом ведьма-сьючка приобщается к духам предков и набирает популярности.
Мыслечтица недоверчиво уставилась на шефа.
– Ну, как бы тебе объяснить… – озадачился Эрин. – Механизм довольно прост. Завербованная девица получает в личное пользование некий амулетик, и начитает вызывающе себя вести. Сюда входит и нарочитая стервозность, и манера разговаривать, и одежда. Скандал неизбежно привлекает к себе повышенное внимание окружающих. Некоторые особо продвинутые барышни даже нанимают ушлых спецов, которые организуют им рост популярности. Ты пойми, все вокруг только и делают, что обсуждают выходки распоясавшейся хамки, внимание к ней растет, а в это время маленький амулетик постепенно аккумулирует низменную энергию хаоса. Самой сьючке достается только малая часть запаса, крохи, почти все утекает к её непосредственной хозяйке.
– А от них к Мэйне и ей подобным. Типично для сетевого маркетинга. Только там идет откачка денег.
– Точнее сказать – служат постоянной подпиткой Силы. Эдакие живые батарейки.
– И такие же безмозглые, – фыркнула Нол. – Сейчас эти глупые мартышки, сами того не понимая, пополняют её запасы. А думают, что всего лишь веселятся за счет доброй патронессы.
– К тому же они служат живой рекламой и приманивают других. Сидорова создала в нашем регионе обширную сеть. Но предъявить ей обвинение формально не за что. Она лишь дергает за ниточки, а всю черную работу делают за неё остальные.==

==К счастью, ни активия, ни у-магона Эрин так и не нашел, отчего у него с души упал огромный и тяжелый камень. Зато нашел в шкафу целую стопку самодельных брошюрок, предназначенных для обучения азам услужения начинающих сьючек. Более любопытного и забавного чтива эльфу на глаза еще не попадалось. Первым делом, юным девам рекомендовалось покрасить волосы в рыжий цвет, затем незамедлительно обзавестись коротенькими топиками, шортиками и туфлями на высоченной шпильке (никаких кроссовок, даже черных кед с розовыми шнурками). Так же рабочая форма одежды укомплектовывалась кожаным бельишком с заклепками в самых неожиданных местах, струящимися платьями удивительных расцветок и солидным набором косметики (килограммов на пять-семь). Следующий этап включал в себя выработку «язвительного внутреннего голоса» (список необходимых мантр прилагается), а так же пестованию малейших задатков ехидства и злорадства в характере кандидатки (вредность, глупость 3-ей степени, черствость и беспринципность тоже подойдут). Так же рекомендовалось обзавестись химерным животным для защиты от окружающих и дополнительного воспитания безнаказанности в себе. Особый акцент делался на создании черных плотоядных коней. Эрин всегда считал, что подобные эксперименты логичнее было бы начинать с более мелких животных: хомячков, попугайчиков или декоративных крыс, но автор методического указания (М.Сидорова) принципиально настаивала на конях. Возможно, у неё была какая-то скрытая форма гиппофобии или лошадоненавистничества? Тут же имелись уже знакомые требования к регулярным возлияниям кактусовкой и зажигательным танцам на столе (непременно в общественном месте).==



А потом они раздражают. Особенно если учесть, что сюжетом большинство из них не оправдано и сильно мешает читать, разрушая атмоферу. Ну и объем... в бумажной книге одна вставка занимала ДВЕ СТРАНИЦЫ. то есть представьте, в динамичной книге две страницы стенаний по поводу тупых ленивых людей, наивных девушек и вообще.

чисто пару примеров (сами понимаете. три тома я перекапывать не буду, но представление дает).

==ой, судя по физиономии, это же иномирянин! Я слышала, конечно, да и в газетах читала тоже, что большинство попадальцев оседают или в бандах, или на рынках, или же промышляют извозом, но вот так сразу наткнуться на одного из «этих» не ожидала, право. А с другой стороны, куда еще беднягам податься? Не на стройки же! На самом деле, многие сочувствуют несчастным, волей судеб покинувшим свой привычный мир и оказавшимся у нас. Попадая сюда, поначалу они все уверены в своей избранности, и разум далеко не каждого из них способен выдержать столкновение с жестокой реальностью. Наибольшее сочувствие, конечно, вызывают молоденькие девушки – среди пришельцев их почему-то большинство.==


==Оттого и страдают попаданки, особенно те, кто никогда и не помышлял о бегстве из своего мира. Думают – опа! – другой мир, здесь все по-иному – деньги отменили, волшебники все блага земные наколдовывают задарма, а прекрасные эльфийские принцы спят и видят, как бы затащить в постель такую необычную иномирянку. А тут и деньги в ходу, и товарно-денежные отношения в почете, да и у принцев своих проблем с принцессами хоть отбавляй, не до смертных девиц как-то. В свою очередь, попадальцы мужеского полу сразу начинают грезить о славных подвигах, как минимум, или о прогрессорстве, как максимум. Ну, осчастливить, стало быть, хотят Серединную Империю своими знаниями о правильном социальном устройстве мира и технических достижениях. А когда узнают, что экологически безопасное топливо здесь уже давно в открытой продаже, бытовые отходы успешно утилизируются, а в Пиндостане президента клонируют уже не одну сотню лет, сразу сникают и падают духом. С подвигами дело обстоит еще хуже. Их же надо совершать в основном на рабочем месте, как, собственно, и во всех остальных сопредельных мирах, а для романтичных попадальцев это слишком просто и банально. Вот и рвутся они на поиски достойных свершений, вроде журналистского расследования неблаговидных поступков аборигенов.==

==Это только в чувствительных и слезливых историях про эльфов, на сочинительство которых горазды романтически настроенные попаданки и от которых самих эльфов натурально тошнит, ушастому главному герою злокозненные вражины главным образом калечат пальцы. Возникает закономерный вопрос: зачем трогать пальцы, если есть почки, печень, ребра, челюсть, коленные чашечки и, в конце концов… хм… извините за выражение… яйца?
Еще дальше от реальности находятся сцены из пиндостанских боевиков, где отважному борцу за демократию подлый тоталитарист заезжает сапогом в челюсть, а тот вместо получасового выключения из процесса активного познания мира, лишь только головой потрусит и снова ринется в неравный бой. Так это ж герой боевика, заранее обреченный сценаристом на славную победу над супостатом любой масти. А на самом деле, в пресловутом и неуютном реальном мире одноразовое соприкосновение крепкого кулака с лицом на высокой скорости грозит тяжелым сотрясением мозга, удар в пах – долгосрочной потерей сознания, а сильный пинок в живот – разрывом селезенки. Фотогеничной романтикой и художественным героизмом тут и не пахнет.
Нет ничего проще и эффективнее, чем отходить бесчувственную жертву ногами по чему попало, а когда она чуть отойдет от первого шока, взяться за планомерное и тщательное превращение внутренних органов в ливерный фарш.==


если честно, мне такое в тексте представляется просто непрофессиональным. и просто бесит и расстраивает(((

ну и не очень смешно получившийся прикол, просто до кучи

==А с другой стороны, либрусек и человеком-то в полной мере уже не считался. Он всего лишь мертвая, кровожадная скотина, только внешне напоминающая хомо сапиенса. Нежить и нечисть, одним словом. И ничегошеньки общего не имеющая с язвительными, умными и весьма изящными существами, так завлекательно описанными в готичных сказочках для взрослых девочек. Не стоит обольщаться, Эрина истязал вовсе не лукавый джентльмен с бледным челом и горящим взором, и горло девочке-дроу разорвал отнюдь не утонченный ценитель изысканных вин и прекрасных женщин.==

==Либрусек – редкая и очень опасная разновидность вампиров. Злые извращенные дьяволы, наслаждающиеся пытками и извращениями. При обнаружении на территории СИВР подлежат немедленной ликвидации (Инструкция № 352\прим ИГБ) Обычно либрусеками становились лишь высшие вампиры, причем только гомосексуалисты-некрофилы, и то после очень сложного, болезненного и, прямо скажем, омерзительного ритуала, который мог выдержать далеко не каждый кровосос. Эру Великий! Либрусек в Распадке! Спасайся кто может! Да от него за триста метров должно разить мертвечиной, к тому же аппетит у гадов такой, что уже пол-Распадка иномирян было бы выпито досуха.==
voenega: (аднака)
посмотрела (второе еще смотрю) два фильма. об одной исторической эпохе.
при этом одно - конкретная такая агитка по определенным вопросам, посаженная на романтическую историю по неоконченному произведению Пушкина.
Второе - по факту - исторический фильм, по сути - полное фэнтези, независимо от того, насколько оно исторично.
в первом случае о матчасти как-то даже говорить не стоит - она довольно условна, во втором - с одной стороны есть атмосфера, с другой - девка шастает в женском головном уборе и она же шастает в сарафане без пояса. и (тут могу ошибаться) кажется сарафан у нее не того региона.
в обоих случаях нет ни спецэффектов, ни блестящих костюмов, как в царских переворотах, например.

к чем я ?
ну многие утверждают, что историчность и верная матчасть - важная (некоторые даже агитируют, что важнейшая) .

однако оба эти фильма оставляют замечательное ощущение и пересматривать их никогда не надоедает.
почему? вот в чем вопрос.
и так ли важна на самом деле матчасть и эпоха, как нам об этом рассказывают?
может дело все же в людях? в актерах, в их героях?
Read more... )
voenega: (а может и не убьет... грустно все это)
оказывается, подобные мысли приходят не только в мой слабый умишко.


Статья из 11 номера "Уголовного процесса" за 2-013 года.
Кстати отличный журнал.
voenega: (а может и не убьет... грустно все это)
Елизавета Дворецкая:


Как ни парадоксально, но решающая схватка - самое скучное место боевика. Он прыгнул туда, он прыгнул сюда - а по сюжету уже все ясно, причем исход сражения не составляет интриги. И так ежу понятно, кто победит, так что сколько бы автор ни старался нагнетать напряжение, это напрасный труд :)


автор мной бесконечно уважаемый не только за книги, которые когда-то открыли для меня фэнтези, не только за нежно любимых героев. но и за великолепное, действительно выдающееся мастерство рассказывать истории. свои, такие, которых больше нигде нет. рисовать характеры, которым веришь. создавать настоящий мир. писать шикарным истым языком и с потрясающей композицией.
на данный момент она имеет 50 изданий и помимо прочего еще профессиональный редактор.
отсюда
http://vk.com/wall85228097_4757
voenega: (а может и не убьет... грустно все это)
На СИ встретился мне вот такой комментарий.
Что думаете, товарищи?

Марина, если вы хотите комментариев, то нужно реализовать две вещи. 1. Издаваться - едва ли все поклонники жанра, в котором вы работаете читают Самиздат. 2. Писать для публики, способной на комментарии, а не на космическую пустоту.
  Может, должно быть другое окружение? Amicus verus - rara avis.
voenega: (а может и не убьет... грустно все это)
что скажете?

Оригинал взят у [livejournal.com profile] tatianagr в Бульварная литература - 2
Этот пост, на самом деле, мой ответ Галине Врублевской в пред-щей теме. Но она попросила выложить отдельной темой, что я и делаю.
***
На Западе бульв-ная лит-ра – это откровенный хлам, для специфической аудитории любителей. Издается только в мягкой обложке (в покетах) и продается только в супермаркетах на специальных полках. Это действительно книжки ниже плинтуса по всем статьям: по качеству языка, сюжета, характеров и тд. Но и на них есть спрос.
Однако это не зависит от жанра. Точнее, в этом «хламе» обычно стоит жанровая лит-ра: любовные романы, детективы, триллеры, фэнтези и т.д. Так уж повелось, что хлам роится именно в этих областях.
Но приличную книгу в тех же самых жанрах издадут приличные изд-ва, в приличных обложках и с приличными аннотациями. Для примера Гранже: его первая же книга (детектив-триллер) вышла в солидном изд-ве и с солидными рекомендациями.
Т.е. качество не связано напрямую с жанровым определением.

А у нас – связано. Про любофф? – В топку, это любовный роман! Дефектив? – в топку, это низкое чтиво. Причем никто не задумывается. почему это Агата наша Кристи – не низкое чтиво. А ведь дефектив!
Про ТГР (это про меня) - видели, как читательница извиняется за то, что мои романы читает? Стыдоба-стыдобища: детективы читает!!! Боится, бедняжка, что предадут ее за этот грех аутодафе… И она не одинока. Случалось мне читать в постах интеллигентных дам примерно такое: люблю романы ТГР, только не кидайте в меня тапками…

Это комплекс интеллигенции, в которой презрение к «детективчикам» воспитали еще при сов. власти.
О люб. романах даже не говорю: тогда их вообще не существовало на рынке, к ним даже не успело выработаться негативное отношение. Хотя быстро выработалось при новом режиме (все ж таки люди слышали о такой «пакости»), - и «благодарить» за это нужно наши изд-ва: они поспешили обозначить этой черной меткой любой роман, где мало-мальски говорилось о любви…


Они, наши новорожденные коммерч-е изд-ва, были наивны и подражали Америке (не Европе), не понимая еще, что подобные жанровые обозначения способны убить произведения отечественных авторов в нашей, российской среде. Точнее, они надеялись, что в нашей среде найдется читатель, который купится на подобное жанровое определение. И не совсем просчитались, к слову, - такой читатель нашелся. Но не в предполагаемых количествах.
При этом более глубоких и талантливых авторов, выбивающихся за рамки определения, они тем самым «опустили», запихнув в этот жанр…
Просчет в просчете ЦА.

Это пройдет, думаю. Это детская болезнь левизны (как говорил тов. Ленин). Мы идем туда, куда давно пришли на Западе. Не потому, что подражаем – а потому что у свободного рынка есть законы, по которым он развивается. Доразовьется и наш, рано или поздно (и я вижу, что он уже идет в эту сторону) до понимания, что, если есть КАЧЕСТВО – тогда не важен жанр. А есть отстой – и пусть он существует, но в отдельной нише. На отдельных полках.


ПОСТСКРИПТУМ: ни в коем случае не думайте, что на Западе все идеально. Я обозначила тенденцию, и она именно такова, - но не значит, что не бывает сбоев. Западный издатель прежде всего коммерсант и взвешивает, прежде всего, возможность финансовой отдачи.
Кроме того, Запад – большой. Есть Европа со множеством стран, и в каждой свои вкусы и взгляды; есть Штаты с другим, более коммерческим подходом. Для Европы это (комм-кий подход) относительно недавнее явление – раньше руководствовались больше вкусом, но теперь стали куда более коммерческими: учуяли, на примере Штатов, что изд-кий бизнес может приносить огромные барыши.
Так, А.М. удостоилась переводов и выпуска книг в большом формате (тв. обложек в Европе давно нет – есть большие-мягкие), тогда как П. Д-ва (более кач-венная, ИМХО) – лишь покета. Потому что на момент заключения сделок у первого автора было более 10 млн. тиражей в России, а у второго значительно меньше.

Другой нюанс (больше работает в Европе, мне кажется, - а, конкретно во Франции, - чем в Штатах): политический аспект. Любая книжка ПРОТИВ России – даже бездарная – имеет куда больше шансов на публикацию, чем нейтральная. И уж тем более позитивная по отношению к России. Им этого не надо – Россия ПЛОХАЯ, и ее надо плохо подавать, точка. (К примеру, Бегбедер, талантливый конформист, это быстро просек – и лег в «правильную» струю, обкакав всех русских женщин на основе собственного бл-кого – извините! – опыта…). Зато слупил огромные тиражи.
voenega: (а может и не убьет... грустно все это)
все о том, что осень как всегда наступила внезапно, позабыв посоветоваться с планом отопительного сезона ЖКХ?
давайте о тех, кто наконец дождался осени на всю голову.
итак, представляю вам новое слово в критическом осмыслении текста. выбросьте все, что вы читали до этого!

=Ни Толкиен, ни Сапковский социально-политические вопросы не поднимали, потому с них спрос другой.=

а пруф не дам. лень заново открывать.
voenega: (а может и не убьет... грустно все это)
еще кстати, про подмену.
под катом немного очевидностей от кэпа и прочих устарелостей

Read more... )
voenega: (а может и не убьет... грустно все это)
Производственный брак, чесслово.
Сейчас весь мир загоняется позитивом, а у меня с этого слова просто в дрожь бросает и хомячок просыпается.
Ну честно - как это - быть позитивным? А все эти мотиваторы позитивные? Жуть же.
Я не очень понимаю, зачем нужно изображать припадошное типа-оптимистичное веселье, если у тебя нет такого желания. И давайте не будем про "если плохое настроение улыбнитесь и от улыбки на губах произойдут таинственные процессы и будет вас щастье".
Мне в этом видится самообман какой-то. Лицемерие.
Может это опять та самая подмена понятий?
Любовь подменяется сексом, счастье - успешностью, дружба - получаемой пользой при общении, праздники (особенно свадьбы) - показом богатства/платежеспособности, совесть - каким-то искаженным "свой-чужой", где "свои" и "хорошие" могут делать что угодно и они останутся своими, а вот "чужие" - плохие по определению.
А вы заметили, как все изменилось с прикосновениями? Они стали какой-то редкостью, у них вечно ищут какой-то подтекст.
Если в книге у мужчины друг, то все сразу каждый жест будут рассматривать под лупой в поисках... само знаете чего. То же самое, если брат и сестра будут как-то слишком близко дружить.
Ну а постулат про то, что ты нужен только пока полезен и позитивен, я только за последнюю неделю слышала раз пять минимум. Разумеется от тех, кто оказался недостаточно позитивным.
А радость, получается, подменяется позитивом?
Он похож на клубничный ароматизатор. Если кто-то помнит вкус настоящей ягоды, то он знает, что ягода совсем не такая.
Это какой-то суррогат жизни.
Зато снаружи все красиво, да.

А у нас сегодня день города, 70 лет со дня освобождения он немцев. Вообще парад с 10, но я проспала (уже третий год все парады просыпаю на 17). пойду сейчас, авось чего ухвачу.
Вечером обещали какой-то феерический фейерверк. Не знаю, правда, пойду ли я на него - мне не с кем в этом году, а одной ночью как-то стремно идти, особенно обратно.

_______________________________
А если вы хотите видеть фейерверки не только на день города, но и на своих личных праздниках, то надо просто обратиться к специалистам. Заказать фейерверк для своего праздника в Москве можно в компании KEYSHOW, которая основным направением имеет организацию фейерверков для свадеб, чтобы порадоваться самому и обрадовать своих друзей.
voenega: (а может и не убьет... грустно все это)
Не раз и не два возникает в разговоре вопрос восприятия. Иногда, скажу честно, у другого человека настолько другое восприятие того же события, что становится как-то совсем страшно жить.
Я тут все-таки как автор выскажусь, хотя обычно пишу от лица меня-читателя (но, поскольку как читатель я всегда все воспринимаю исключительно правильно, а кто не согласен - тот воспринимает неправильно, то говорить об этом нечего).

Собственно, я вот о чем хочу поговорить. Вот бывало же у вас(думаю у многих было), когда какой-то момент вызывает у читателя вопросы (иногда не у одного читателя). А вы не понимаете, почему они спрашивают. Вам кажется, что все разжевано просто до невероятности . Или не разжевано, но и без того понятно.
Причем полбеды, когда читатели просто не в курсе (ну, например, мифологию они не знают). И совершенно другое, когда для понимания никаких особых знаний не требуется.
Чувствуешь себя в такой момент не очень приятно.
Вот как тут определить, это написано непонятно, или просто конкретно этот человек не понял?
Я не имею в виду случаи, когда вообще непонятно, ЧТО и ЧЕМ читал этот самый человек.
А именно, когда история вроде как воспринята верно, но вот с каким-то ее моментом возникает затык.

Чисто для примера, возьмем меня любимую. У меня есть миниатюра "Мимоза".
Read more... )
voenega: (а может и не убьет... грустно все это)
"От клише не убежишь, и если сказано "фэнтези", значит, нужно фыркнуть и презрительно вытянуть губы в тонкую полоску. Это, конечно, из области психофизических реакций, потому что фэнтези – какой-то непонятный нарост, новообразование на теле мировой художественной литературы. И как его воспринимать – неясно".
Из отзывов отсюда.
voenega: (а может и не убьет... грустно все это)
Статья Елизаветы Дворецкой отсюда "О русском духе, или еще пара способов не угодить читателю"

При небольшой фантазии, высказанные тезисы можно с успехом применить не только на славянское фэнтези.
Read more... )
voenega: (а может и не убьет... грустно все это)
Пишу этот пост, чтобы в последний раз разъяснить свою позицию относительно гомосексуализма и пропаганды такового среди детей, и надеюсь, что мои слова не будут вырваны из контекста.

Первое – я не гомофоб. Много лет назад судьба привела меня в шоу-бизнес – сферу деятельности, в которой, так уж сложилось, работают люди разной сексуальной ориентации. Так вот, не было ни одного случая, чтобы я когда-либо с кем-то конфликтовала на этой почве. Я открыто, без какого-либо стыда или зазрения совести, могу заявить, что у меня много знакомых геев. Мне кажется правильным оценивать человека по его поступкам, а не по тому, с кем он спит.
Read more... )
Валерия
Источник: russia.ru
voenega: (а может и не убьет... грустно все это)
я кстати тоже знаю как создать ИП только потому, что первый год Гражданское право нам преподавал практикующий адвокат.
Второй и третий год этого предмета с другими преподами - как в тумане.
и много-много чего еще я знаю только на уровне оооочень общей теории.
так что в чем-то правда.


http://vk.com/wall34965287_7856


НО. я против образования, заключающегося ТОЛЬКО в научении, если вы понимаете, о чем я. все же высшее образование, особенно образование гуманитарное, должно прежде всего учить думать, соотносить, расширять кругозор и проч. и проч.
voenega: (Default)
Вот головой я естественно понимаю, что это мнение в статье дано для полярности и как раз с целью раздражать читающего. Но все равно - бесит же.
Какое-то отношение... никакое. Потребизм чистой воды, кмк... Даже как-то словами сложно определить, просто неприятно.

Read more... )
впрочем первая часть статьи тоже конечно крайность. но не такая бесячая.
вся статья.
© РИА Новости. Александр Уткин

March 2017

M T W T F S S
  12345
6789101112
131415161718 19
202122232425 26
2728293031  

Most Popular Tags

Custom Text

Page generated Sep. 21st, 2017 03:22 am
Powered by Dreamwidth Studios